?

Log in

No account? Create an account
Юлия Ткачева
17 December 2012 @ 04:57 pm
Друзья, господа, дамы и примкнувшие!

Во-первых, хочу сказать спасибо, что вы есть, без вас не было бы нас, потому что зачем нам мы, если бы нас никто не читал и не радовался прочитанным буковкам.

Во-вторых, моя страница на Фантлабе: здесь.

В-третьих, о публикациях.
В настоящий момент мои тексты доступны тут, в ЖЖ, частично - на Самиздате.
Бумажных публикаций отдельных рассказов есть в журналах и сборниках:
, , ,

Отдельные хорошие люди сделали возможным заказ авторского сборника текстов в формате печати по требованию: здесь и вот здесь, спасибо им за это.
Номер яндекс-кошелька для желающих сказать материальное "спасибо" за тексты:
410011589274790

Как-то так.
Искренне ваша, Ю.
 
 
Юлия Ткачева
03 May 2017 @ 03:54 am
– Спи, мой заяц, – говорит старшая.
Выключает свет и закрывает за собой дверь.
Тогда я появляюсь под кроватью. Неслышно выползаю из щели между полом и стеной, сгущаюсь из тени, складываюсь из линий и завитков узора на ковре – неважно. На самом деле, я был тут всегда.Read more...Collapse )
 
 
 
Юлия Ткачева
18 December 2013 @ 03:11 am
Ведьма жила на самой окраине деревни. К дому её вплотную подступал густой ельник, за которым лежало вязкое болото. Маруся не помнила, чтобы родители запрещали деревенским детям играть возле ельника: в том не было нужды. Никто из детей и так не сунулся бы в ведьмины угодья по доброй воле. Да и взрослые, если уж на то пошло, избегали лишний раз проходить мимо.

Когда-то давно этот домишко на отшибе выстроил для себя деревенский бобыль-пропойца, выгнанный родней, уставшей от его беспробудного пьянства и безделья. Хижина получилась столь же негодящая, каким был её строитель: подгнившие брёвна еле держались вместе, худая крыша протекала в дождь. Год или два бобыль прожил там, развёл даже огородишко, где сквозь бурьян с трудом прорастали чахлая морковь с репой. А потом, должно быть, горемыка пропил последний свой ум вместе с последней надеждой на лучшие времена – и в пьяном угаре по осени повесился на стропилах под капающей водой крышей.
Так провисел он долгие месяцы. Никто не озаботился заглянуть в хижину и проведать, как там её пропащий хозяин, пока снег не намёл высокие сугробы перед полуоткрытыми дверями, и не стало ясно, что домишко стоит нежилым. Когда висельника схоронили, деревенские собрались развалить непригодный для жилья дом, только хотели дождаться весны.
Но ещё до весны пришла ведьма и поселилась в нём.Read more...Collapse )
 
 
Юлия Ткачева
Тематическое. Специфическое. В рамках игры и всё такое. Даже сомневалась, выкладывать или нет, но - пусть будет всё же.


Зверь

Сначала казалось, что ничего особенного не происходит, что Мишку в больницу положили больше для порядка. Марина с Егором каждый день после работы забегали к нему, иногда вместе, иногда кто-то один, а потом говорили друг другу, что Мишка, определённо, выглядит бодрее и строили планы о том, как они летом все вместе поедут на море, чтобы окончательно поправить слабенькое Мишкино здоровье.Read more...Collapse )
 
 
 
Юлия Ткачева
30 April 2013 @ 02:28 am
Часть 1.

В квартире было пусто и гулко. Кажется, не так много вещей перекочевало со стен и полок в коробки – а разница чувствовалась сразу, каждый шорох отдавался непривычно-звонким эхом. Read more...Collapse )
 
 
 
Юлия Ткачева
27 February 2013 @ 01:07 pm
В спальню к Прохору, просунувшись в щель между плитами, заглянул сосед Порфирий.
– Дядь Прош, – пожаловался он, – Колька у меня совсем распоясался.
Прохор вздохнул. Колька жил в тридцать пятой квартире, на восьмом этаже, и оттого попадал в ведение Порфирия. Он, Прохор, по опыту и старшинству, и так отвечал сразу за два этажа: шестой и седьмой. Мало нынче домовых осталось, ох, мало. Куда там на каждую квартиру, смеётесь, что ли! На подъезд бы наскрести хоть с пяток…
– Что натворил? – спросил он сурово.
– Напился, – отвечал Порфирий. – Матери грубил. С утра на работу не пошёл. И, главное – Серафиму обругал и пнул!
Прохор всплеснул руками. Серафиму, тёть Светину старенькую кошку, пинать – это совсем надо совесть потерять…
– А сейчас что делает?
– Спит, – доложил Порфирий. – Я пугалку запущу и под шумок его усовестить попробую хоть чуток, а, дядь Прош?
– Пугааалку, – протянул Прохор.
Просто так домовой с человеком поговорить, ясное дело, не может. Для того и пугалка: она шумит-шуршит, а домовой из стены в такт тихонько бормочет, зудит, объясняет, рассказывает. Человек так слов не разбирает, но общий смысл улавливает.
– Только чтоб до двух пополудни, не дольше! – предупредил он строго. – А то Катерина из двадцать восьмой опять дочку спать не уложит, пойдёт искать, кто виноват.
Порфирий кивнул и нырнул в потолок.
Через минуту сверху до Прохора донёсся громкий жужжащий звук работающей пугалки. Тот самый, который люди обычно путают с дрелью.
Прохор прищёлкнул языком и, сложив ладони лодочкой, крикнул Порфирию:
– Самый сильный врубай, перфоратором его, перфоратором! А то ишь чего удумал, кошек пинать…
– Угу! – услышал он в ответ.
И ровное «жжжжж» сменилось прерывистым и резким «тррр-тррр-тррр».
 
 
 
Юлия Ткачева
19 February 2013 @ 02:20 am
На чердаке пахло лекарствами и пылью. Пылью было покрыто совершенно всё: рассохшаяся мебель, коробки с игрушками, кипы старых журналов, должно быть, сюда не заглядывали лет десять. Что же до запаха лекарств, им, кажется, пропитался весь дом, от крыши до подвала: в кухне пахло лекарствами и застарелой едой, в ванной – лекарствами и плесенью, в спальне – лекарствами и немощным, затхлым духом болезни. Так что чердачная пыль это ещё не так уж плохо, решила Юстина, а чтобы не чихать, она будет дышать через рукав, ничего страшного.
Read more...Collapse )