Юлия Ткачева (silver_mew) wrote,
Юлия Ткачева
silver_mew

Category:

Советник

– Смотри, – сказала Мария. Я не столько услышала её за ярмарочным шумом, сколько угадала слова по движению губ. Сестра указывала на что-то в дальнем конце площади. Я поднялась на цыпочки и увидела королевского советника.
Конечно, мне доводилось видеть его и раньше: стоя в толпе, задрав голову, с трудом вглядываясь в две фигурки на балконе или помосте. Различить их с такого расстояния можно было только по цвету одежды; все знали, что ало-золотой силуэт принадлежал королю, а белый – советнику. Издалека советника можно было спутать с человеком, но сейчас различия бросались в глаза.
Слишком длинные руки. Чересчур высокий рост. Странные, неестественные движения, одновременно плавные и резкие – пожалуй, так могла бы двигаться танцовщица, вздумай она плясать под водой.
Толпа хлынула в разные стороны. Советник шёл, разглядывая то ли товар, то ли лавочников, которые под его взглядом цепенели и забывали дышать.
Перед нашим прилавком он остановился. Мы с Марией, не сговариваясь, присели в поклоне.
– Милые леди.
Голос советника звучал удивительно мягко. Так разговаривают с кошками и маленькими детьми, желая их успокоить.
– Милые леди, чем вы торгуете на этой ярмарке?
– Пряжей, – ответила Мария. – Полотном из шерсти.
Как будто он сам этого не видел. Весь товар мы успели разложить на прилавке.
Советник протянул руку, взял моток пряжи. Механические сочленения пальцев согнулись и разогнулись, внутри ладони мерно кружились, сцепившись друг с другом, шестерёнки, запястье охватывала пружина. Всё вместе это походило на работающие часы.
– Вы хотите что-то купить? – спросила я, не в силах ни смотреть дальше, ни перестать смотреть.
– Нет, – ответил советник, – любуюсь прекрасной работой.
И добавил, ещё раз согнув и разогнув свои невозможные пальцы:
– Прискорбно, что в нынешние тяжёлые времена дамам благородного рода приходится зарабатывать себе на жизнь неблагородным трудом.
Моё лицо мгновенно онемело, у Марии на щеках, напротив, расцвели алые пятна, как будто ей впрыснули кровь, отхлынувшую от моей кожи.
Не дожидаясь ответа, советник коротко поклонился и двинулся сквозь торопливо расступающуюся толпу.

***
В нынешние тяжёлые времена.
Когда я была маленькой девочкой, мы жили в большом доме с множеством комнат. Я хорошо его помню, но не помню, как мы перебрались в старенькую хибару на окраине города. Не помню, куда один за другим пропали слуги, но помню, как кухарка, пока она ещё жила с нами, учила меня доить коз и прясть шерсть.

Наш домик стоит на склоне холма, из его единственного окна видны раскинувшиеся поля, большей частью заброшенные, так что козам есть, где пастись. Холм опоясывает ручей. В хорошие дни матушка в шутку называет всё это: наше поместье.
Последнюю зиму издалека, случалось, доносился волчий вой, и в феврале мы не досчитались двух коз. По весне дальнее поле расколол овраг. Кое-кто из соседей перебрался поближе к королевскому замку, за городскую стену, так безопаснее.
Не могу сказать ничего плохого о нашем молодом короле. Может быть, ему просто не повезло править в нынешние тяжёлые времена.
Немалая часть тех денег, что мы с Марией получаем за продажу пряжи и полотна, уходит на патроны для пистолетов и бензин для генератора, необходимый для того, чтобы ночами пускать ток по проволоке, огораживающей наше поместье.

– Это несправедливо, – сказала Мария вслух то, что мы обе успели множество раз проговорить про себя.
Матушке мы, конечно, ничего не сказали. По совести говоря, нам с сестрой стоило бы поблагодарить советника. Слухи расходятся быстро: о том, что советник назвал наш товар прекрасной работой, к обеду знала, кажется, вся ярмарка. Мы продали пряжу и полотно подчистую, но это нас мало утешало.
– Несправедливо, – повторила Мария.
– В нынешние тяжёлые времена, – нараспев произнесла я, – не от кого ждать справедливости!
Мария фыркнула. Был поздний вечер, коз загнали в сарай, матушка спала, я сидела за прялкой, перебирая шерсть.
Когда в дверь постучали, мы с сестрой дружно схватились за пистолеты.

Больше всего меня удивило то, что стража не зажгла огня. Во дворе было полно народу, но не горело ни ламп, ни факелов. В центре тёмного круга стражников стоял королевский советник, похожий в своём белом камзоле на отражение луны, сияющей в беззвёздном небе над холмом.
– Миледи Анна, – сказал он.
От неожиданности я произнесла самое глупое, что пришло в голову:
– Вы всё-таки решили купить у нас пряжи?
Советник покачал головой. Стражники не произнесли ни слова, стояли молча и неподвижно, как тени.
– Миледи Анна, вы отбываете вместе со мной в королевский дворец. Вас выбрали, чтобы вы стали невестой короля, а в самом скором времени – его женой и королевой.
Земля ушла у меня из-под ног, тихо ахнула сестра, а тени-стражники поклонились мне единым слаженным движением, словно долго и тщательно репетировали перед этим.

***
Я ехала на лошади. Советник шёл пешком, ведя мою лошадь под уздцы. Огня так и не зажгли. Стражники шли впереди и позади нас. Лошадь в темноте ступала неуверенно и осторожно, советник шёл ровным механическим шагом, ни разу не задумавшись, куда поставить ногу.
– Но король же меня совсем не знает, – сказала я с чувством, более всего напоминающим ужас.– Почему я?
– Потому что вы ему подходите, – ответил советник. На дорогу он не смотрел. На меня тоже. – Вас выбрали из числа многих знатных претенденток. Сегодня утром я побеседовал с вами и принял окончательное решение.
– Вы, – повторила я. – Не король. Вы.
Советник нисколько не оскорбился.
– В данном вопросе, – сказал он своим плавным голосом, почти совсем лишенным всякого выражения, – наш король склонен мне доверять. Но, думаю, вы понимаете, что с вашей стороны будет неразумно обсуждать это с кем бы то ни было?
Лошадь успела сделать пять или шесть шагов, прежде чем я ответила:
– Да. Я понимаю.

***
Утром я стояла на балконе королевского замка. Внизу была площадь – не ярмарочная, другая. Здесь было тихо. Звенела вода в фонтане, падая в большую мраморную чашу.
Мне дали выспаться. Предложили завтрак. Мне сообщили, что моя мать и сестра уже сегодня вернутся жить в наш прежний особняк. Мне сообщили, что позволят видеться с ними.
Слуги обращались со мной с почтительным вниманием. Интересно, что им сказали?
– Миледи, я рад встрече с вами.
Я обернулась. Король был хорош собой. Алое и золотое. Король глядел на меня с любопытством.
– Вы прекрасны, – сказал он наконец, удовлетворённый осмотром.
– Ваше величество не знали, как я выгляжу?
– Отчего же. Просто я не ожидал, что вы окажетесь настолько великолепны, – галантно ответил король.
Я закусила губу: комплимент фальшивил невыносимо.
С моей стороны будет неразумно обсуждать это с кем бы то ни было.

***
Свадебное платье сшили за две недели.
За это время я дважды виделась с матушкой и трижды – с Марией.
Объявили о предстоящей свадьбе. Ходили слухи: король влюбился в девушку из обедневшей знатной семьи, когда проезжал на коне мимо её дома и увидел её в окне, склонившуюся над прялкой.
Матушка вполне верила этим слухам. Я не стала её разубеждать.
– А может, и вправду? – спросила Мария.
– Дурочка, – вздохнула я. – Окна нашего дома выходят на холм, а двор огорожен забором и колючей проволокой. Ну как там конь проскачет, сама подумай?
– А если на ярмарке, – не сдавалась сестра. – Он мог увидеть тебя на ярмарке!
Я открыла было рот, чтобы напомнить, что, в отличие от своего советника, наш король никогда не покидает замка без стражи, и закрыла его. И согласилась:
– А может, и так.

Король навещал меня каждый день. Мы разговаривали о пустяках. На третий или четвёртый раз король принёс с собой игру: шесть разноцветных кубиков, на которых при броске выпадали разные комбинации. Игра была несложная, но затягивала. Оставшуюся до свадьбы неделю мы с азартом играли в кубики. Мне везло гораздо чаще – но, кажется, короля совсем не огорчали постоянные проигрыши, тем более обидные, что в этой игре всё решал чистый случай.
Пару раз компанию нам составил советник, но ему в этой детской игре совсем не везло: оба раза мы с королём оставили его далеко позади.

***
Золотые и алые, стоя на открытом помосте, под взглядами горожан, мы поклялись любить друг друга и хранить верность – когда я произносила эти слова, мне пришлось прикусить язык, чтобы не закончить вслух «в нынешние тяжёлые времена». Советник стоял в первом ряду.

В качестве свадебного подарка муж преподнёс мне прялку. Драгоценное дерево, золотая оправа, затейливая резьба.
– Ты же говорила, что любишь прясть?
Кажется, он был смущён. Кажется, он искренне хотел меня порадовать. Прялку поставили в маленькой комнате, дверь в неё вела прямо из королевской спальни.

Ночью пошёл дождь, заливая город и королевский замок. Я лежала в полумраке в постели рядом со спящим королём, слушая стук капель. Интересно, поселился ли уже кто-то в нашем старом доме? И, если да, знает ли он уже, в котором углу протекает крыша, и сообразит ли подставить ведро?

***
– Анна, тебе это будет неинтересно.
– Отчего же, – возражала я.
– Две тысячи мешков зерна, – монотонно бубнил придворный, – триста горшков…
Советник, сидящий в кресле рядом с королём, улыбался, глядя на меня.
Мне было неинтересно. Но идти в комнату с прялкой – золото, резное дерево – было ещё менее интересно.
– Её величество желает разобраться в государственных делах, – сказал советник, – и это замечательно.
Король не стал ему возражать.
– Как хочешь, Рум, – ответил он.
Я уже знала, что он называет советника по имени очень редко, и только тогда, когда не слишком доволен его решением, но всё равно осталась.
В конце концов, доволен или нет, король никогда не спорил со своим советником.
– Почему мы просто не можем с ними договориться? Упросить их подождать выплаты?
– Потому что они нам не верят, – пояснил советник. – И, в общем, правильно делают. После прошлогоднего неурожая и весенних дождей нам попросту нечем будет им платить.
– При большой удаче… – начал король и замолчал, не окончив фразы.
– Насколько большой? – спросила я.
Советник пожал плечами:
– Скажем, при такой удаче можно на вашей, королева, прялке, получить из соломы золотую пряжу.

***
– Это война, – сказал советник. – У нас нет выхода.
Своей механической рукой он барабанил по краю стола. Жест, который у обычного человека выглядел бы нервным тиком, в исполнении советника смотрелся завораживающе. Металлические пальцы ритмично поднимались и опускались, шестерёнки вращались, сокращалась пружина.
– Хорошо, – согласился король. – Пусть так. Мы будем говорить с ними?
Советник подумал.
– Вдвоём, – ответил он. – Ты и королева. Так будет проще.
Я не поняла, что он хотел этим сказать.

Поздним вечером нас с королём пригласили в тронный зал. Горели свечи. Ждали люди, прибывшие из соседнего города.
Там тоже были тяжёлые времена. Эти люди вполне искренне полагали, что им приходится тяжелее, поэтому мы должны будем с ними поделиться.
Они говорили на другом языке. Король знал его, я – нет. Но для того, чтобы понять, что происходит, не нужно было знать язык.

Король заговорил. Ему ответили. Слова казались вежливыми, голос говорившего – не слишком. Король возвысил голос, тот, кто говорил с ним, замолчал, недобро улыбаясь, скрестив руки на груди.
Будет война, холодея, поняла я. Мы не сможем прийти к соглашению. И вздрогнула, почувствовав механическую руку советника на своём плече. Король заговорил снова. Нет. Он повторил те же слова, что произнёс в первый раз. Ему ответили. Король повысил голос. Замолчал, снова повторил то, что сказал до того – с небольшими изменениями, как мне показалось. Ему ответили – чуть более спокойно. Король ответил. Ему ответили. Рука советника на моём плече сжалась. Я сидела, стиснув зубы. Голова кружилась, огни свечей дрожали и плыли в воздухе золотой паутиной.
Король и тот, который говорил с ним, поклонились друг другу. Без улыбок, но спокойно и вежливо.
Не будет войны.

Когда я выходила из тронного зала, у меня снова закружилась голова, я упала бы, если бы советник не поддержал меня.
– Я всё забываю вам сказать, – проговорил он, едва прикасаясь губами к моему уху, – вы ждёте ребёнка, королева. Поздравляю вас.

***
– Анна, чего ты хочешь?
– Ничего.
– Фруктов? Сладостей?
– Всё хорошо.
Король стал невероятно предупредителен и заботлив.
– Я всего лишь жду ребёнка, – говорила я. – Ничего особенного, по большому счёту.
Он качал головой, и снова спрашивал:
– Чего ты хочешь? Скажи?
– Сыграем в кубики?
– Ты опять выиграешь.
– Всё равно.
Мне выпало три высших комбинации подряд.

***
Я вошла без стука и замерла, не перенеся ноги через порог, уставившись на короля и королевского советника.
В первую секунду мне показалось, что они обнимают друг друга. Потом я увидела, что руки короля свисают вниз, а советник держит его за плечи, и его механические пальцы множатся в воздухе, быстро-быстро выбирая из него едва видимую паутину, чуть заметно мерцающую золотом в свете свечей.
Я тихо попятилась назад и вышла, никем не замеченная.
Ребёнок ворочался и пинался в моём животе: до родов оставалось в лучшем случае несколько дней.

Вернулась в спальню, долго лежала без сна. Потом взялась за кубики. Выбросила семь высших комбинаций подряд.
Встала и начала собирать вещи. Платья попроще. Чистые тряпки: пригодятся на пелёнки.
– Что ты делаешь, Анна?
Мой муж выглядел не лучшим образом, словно только что встал после тяжелой болезни.
– Я ухожу, – сказала я.
– Ты не можешь сейчас уйти. Ты ждёшь ребёнка.
– В нём-то всё и дело.
– Ты догадалась?
Откуда я знала, догадалась я или нет?
– Я знаю, – сказала я, – что ты женился на мне только ради этого ребёнка. Кстати, почему именно на мне?
– Наследственность, – объяснил вместо короля советник. – Вы, Анна, единственная, чей ребёнок от короля будет иметь настолько высокий уровень везения от рождения.
– И вы хотите им пользоваться, зачерпывая понемногу? Нет. Этого не будет.
– Этого не будет, – неожиданно согласился король. – Потому что брать понемногу – не выход. Мою удачу выбирают понемногу вот уже восемь лет, и это почти не помогает. Я хочу забрать всё сразу. Тогда у нас наконец-то будет возможность что-то изменить. В нынешние тяжёлые времена это, наверное, единственный шанс.
– А что будет с ребёнком?
Мне никто не ответил.
– Я ухожу, – сказала я снова.
– Ты ведь сможешь родить другого. Потом.
– Ты сумасшедший? – поинтересовалась я.
Он перегораживал мне дверь, зато окно было - вот оно, рукой подать. Высоко. Внизу деревья. Если мне очень-очень, невозможно повезёт... Семь высших комбинаций подряд, в конце концов, тоже невозможно.
Кажется, он попытался схватить меня за руку, кажется, у него не получилось. Я провалилась наружу, в холодный ночной воздух, а потом – на что-то упругое, мягкое, обо что-то ударилась плечом и упала в траву, каким-то невероятным образом целая и невредимая.
Треск веток. Глухой удар, я ощутила, как рядом дрогнула земля.
Кажется, кто-то застонал или захрипел.
Острая вспышка боли в животе. И ещё одна. И ещё.
Если мне ещё немного повезёт, успела подумать я, падая в темноту.

Ребёнок родился здоровый и крепкий. Мальчик.

***
– На вашем месте, господин советник, я бы поспешила убраться восвояси. Разве после смерти короля вас здесь что-то держит?
– На вашем месте, ваше величество, я бы не отказывался от моего предложения. Вы не справитесь. Вам понадобятся мои услуги.
– Я не желаю использовать своего сына в качестве.. дойной коровы для вашей удачи.
– У него огромный потенциал. Изымать излишки будет в какой-то степени даже полезно. А с политической точки зрения... повторюсь, вы не справитесь без меня.
– Я подумаю.

***
– Они ждут, ваше величество.
– Я не хочу. Пожалуйста, мама, можно мне пойти поиграть?
– Можно. Потом. А сейчас ты будешь сидеть тихо, и слушать, как мама разговаривает. Это очень важный разговор, слушай внимательно.
– Мне скучно. У меня от этих разговоров голова кружится, и потом из рук всё валится.
– Терпи. Ты же будущий король.
– Рум, ну хоть ты ей скажи!
– Терпите, ваше величество. Поверьте мне, так нужно. Вот видите, я тоже стою рядом с вами и слушаю…
Tags: Многобукф, текст мине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →