Юлия Ткачева (silver_mew) wrote,
Юлия Ткачева
silver_mew

Categories:

Лифтёр

Когда в мою дверь стучат, я каждый раз вздрагиваю. До сих пор не привык, за столько-то лет. Сейчас, например, собирался пить чай, заварил его тщательно, по всем правилам – и вот, пожалуйста, вздрогнул от проклятого стука и расплескал, не успев даже сделать первый глоток.
Ставлю чашку, иду открывать. Что поделать, обязан. Работа прежде всего.
Открыл, пересчитал. Пятеро. Чаще всего они собираются семёрками, но и пятёрка – обычное дело. Больше девяти бывает редко, меньше четырёх почти никогда. Двое приходили на моей памяти лишь один раз, молчали, пока спускались, не глядели друг на друга. Я тогда ещё подумал: может, они и пришли-то как раз затем, чтобы решить какой-то неразрешимый спор между собой. Спрашивать, конечно, не стал. Я никогда не спрашиваю. Не моё дело.
– Здравствуйте, – говорит худая длинная девчонка с торчащими в разные стороны волосами. Кажется, из тех, кто от нервов и страха начинает молоть языком почём зря. – А мы тут, к вам, ну, вы понимаете, вниз. Можно?
– Можно, – говорю. – Туда всем можно.

Заходят. Оглядываются. А что оглядываться, комната как комната. Или можно ещё сказать: подвал как подвал. Стены кирпичные, пол бетонный. Диван, стол, кресло. Шкаф у ближней стены, холодильник в дальнем углу. Зарешеченный проем в стене. Окон нет, какие уж тут окна. Под потолком одна на другую наползают трубы, похожие змеи разной толщины, даже шипят, как змеи. Откуда-то, кажется, капает – вон, на полу лужа растеклась. То есть, нет. Это я только что чай пролил.
– Лофт, – бормочет парень в зелёной куртке. – Здорово тут у вас.
Вторая девчонка, маленького роста, хмыкает, опускается на пол, расстёгивает рюкзак:
– Вот, пожалуйста. Кофе. Печенье, солёное, как вы любите.
Теперь хмыкаю я: надо же, навела справки, подготовилась.
Считается, что принести мне подарок – хорошая примета. Полная чушь, между прочим, но я, конечно, ничего подобного не говорю.
– Спасибо.
Остальные, глядя на это, тянутся к собственным рюкзакам, и через пять минут на столе вырастает гора коробок, пачек и банок.
– Надо было плед принести, – бормочет Зелёная Куртка. – Серый, шерстяной. Знал бы, что тут такой роскошный лофт, обязательно принёс бы. Может, в следующий раз.
– Оптими-и-ист, – насмешливо говорит Маленького Роста, одновременно застегивая молнию рюкзака.
– Восемьдесят процентов, – отвечает Зелёная Куртка, – это повод для оптимизма.
Я спрашиваю:
– Все готовы отправляться?
Они кивают вразнобой. Я достаю ключ и отпираю ржавую решётку. Скрипит, между прочим, так, что ушам больно. Масла бы хоть кто-нибудь догадался принести, что ли.
Внутри загорается свет, и я киваю:
– Вперёд.
Никто даже не ахает «ох, да это же лифт!». Знающие ребята попались.

Я захожу последним, закрываю решётку, потом внутренние двери лифта. Потом нажимаю кнопку. Кнопки выстроены в длинный, ровный ряд, ни цифр, ни надписей, круглые, выпуклые. Чтобы нажать на самую нижнюю, мне приходится нагнуться. Лифт дёргается, двое из пятёрки – Длинная Растрёпанная и Толстый – охают.
Новички часто охают или вздрагивают, даже знающие.
Маленького Роста опускается на корточки и закрывает глаза.
Третий парень, которому я никак не могу подобрать прозвище, достает из кармана пачку крекеров.
– Зря, – замечает Зелёная Куртка. – Транжира.
– Нервы, – поясняет Пачка Крекеров.
– Ну и дурак, – встревает Маленького Роста, не открывая глаз. – Что полез сюда с нервами.
– Не факт, – отвлекается от лифтового окошка Зелёная Куртка. – Может, как раз наоборот. Может, они как раз на эмоции и реагируют. Чувствуют их, как запах.
– Тогда я, конечно, без шансов, – соглашается Маленького Роста. – И хорошо, что мы договорились всё делить поровну, на четверых.
– Или на четверых с половиной, – уточняет Зелёная Куртка. – Если тем, кто не вернётся, окажется Славик.
– Напомни мне, какого чёрта мы согласились на такое условие? Это против правил, вообще говоря.
– Нам надо было срочно закрыть пятёрку, – напоминает вместо Зелёной Куртки Толстый. – Других кандидатов не было, Ирка отказывалась идти вчетвером.
– Вот попадётся какая-нибудь фигня. Копеечная.

Это тоже примета. По дороге рассуждать о том, кто из команды не вернётся и гадать, насколько бросовой может оказаться добыча.
– Вовке два года назад попался домовой, – серьёзно говорит Длинная Растрёпанная, она же, видимо, Ирка. – Они сперва совсем не знали, что с ним делать. Думали, вообще зря сходили, зря человека угрохали. Совсем бесполезный. А потом оказалось, что если он в доме или в квартире больше месяца проживёт, там новые комнаты появляются.
– В доме ладно, а в квартире-то как, – удивляется Толстый. – Там же соседи?
– А вот так. У соседей всё в порядке, если снаружи смотреть, квартира как квартира, а внутри – новые комнаты. Катюха теперь с этим домовым раз в месяц съёмные квартиры меняет, ей хозяева платят. В рейды ходить бросила.
– В смысле, бросила, – Маленького Роста даже глаза открывает. – Она что, за деньгами спускалась??
– Нет, конечно. Перегорела просто. Говорит, что в тот раз очень долго бродила, батарейки в фонарике сели, она уже решила, ну, что это – её очередь. Говорит, поняла, что всё. И когда этот домовой на неё из темноты вылез, разревелась от счастья. Больше, говорит, не хочет.
– А. – девушка снова закрывает глаза.
Зелёная Куртка кивает:
– Ну, это-то понятно.
– Аптекарь давно не попадался, – говорит Ирка, – а вдруг.
– Тебе для себя или кому-то? – интересуется Славик.
Ирка дёргает плечом.
Лифт с резким скрежетом останавливается,
– Приехали, – говорю я.

Они выходят в круглый пятачок желтого света, падающий из раскрытой двери лифта, и задирают головы вверх. Ажурная колонна лифтовой шахты теряется в темноте над головой. Больше вокруг ничего нет. Серый бетон под ногами заканчивается примерно там, куда падает свет, дальше земля, местами поросшая чем-то вроде бледной куцей травы.
– Пока, – произносит Зелёная Куртка и первым растворяется в темноте.
– Увидимся, – говорит Маленького Роста и тоже уходит.
– Не для себя, Славик, – говорит Ирка перед тем, как исчезнуть. – Для себя я б сюда не пошла
Все уходят, остаюсь только я.
Здесь трудно следить за временем.

Первой возвращается Ирка. Выбредает на бетонную площадку, садится и замирает. Через некоторое время из тьмы вываливается Толстый. Без рюкзака и без куртки.
– Воды, – говорит он.
Ирка качает головой:
– Пусто. Потерпишь до верху. У тебя ничего?
– Ты же видишь.
– Вот блин, – говорит Маленького Роста. Оказывается, она подошла с задней стороны лифтовой шахты, куда не падает свет. – И у меня нифига. Зато вода осталась. Надо кому?
Воды надо всем.
Славик и Зелёная Куртка появляются одновременно, с двух разных сторон. Смотрят друг на друга, и я смотрю на них. Пятеро. Все на месте.
– Какого фига, – потрясённо спрашивает Толстый. – Нет, какого фига?
Маленького Роста вскакивает, подбегает ко мне.
– Так это что, никому ничего не досталось? Так разве бывает?
– Очень редко, – говорю я.
На самом деле, я ещё не верю, что это произошло. Пересчитываю. Их по-прежнему пятеро.
– Вот же блин.
– Поехали, – говорю я.
Голос меня подводит, но этого никто не замечает.
– Пустой рейд, – растерянно произносит Славик. – Я о таком вообще не слышал.
– Никто не слышал, – со злостью говорит Маленького Роста.
Заходит в кабину. За ней – Ирка. Зелёная Куртка. Славик.
Я закрываю дверь.
– Какого… – начинает Толстый и останавливается.
– Ключи от решётки я положу на пол лифта, – объясняю я.
– Нет, – вдруг говорит Зелёная Куртка. – Так нельзя. Мы не можем.
– Стоп, – говорит Ирка. – А если он… если он останется, то кто… Что досталось нам?
Я смотрю на неё, и она понимает – кто. Они все понимают.
Я оборачиваюсь к тому, кто сейчас останется внизу, в темноте, и будет находиться в этой темноте до тех пор, пока сверху не спустится лифт, а к тому времени, как это произойдёт, он не будет помнить ничего. Как я. Как все.
Повторяю то единственно важное для него, что имеет значение:
– Ключи от решётки я положу на пол лифта.
Tags: Зарисовки, текст мине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments